Назад


В.П.Даниленко

Профессор Московского государственного лингвистического университета

           

«Первые и основные понятия теории универсального эволюционизма» Н. Моисеева

         

            Пойдёт ли человечество по пути Разума?

            Н.Н.Моисеев

            Никита Николаевич Моисеев (1917-2000) изложил свою концепцию универсального эволюционизма в нескольких книгах. Назову здесь главные:

            1. Человек и ноосфера. М., 1990.

            2. Современный рационализм. М., 1995.

            3. Расставание с простотой. М., 1998.

            4. Быть или не быть… человечеству? М., 1999.

            5. Размышление о современной политологии. Политические науки: новые проблемы. М., 1999.

            6. Судьба цивилизации. Путь разума. М., 2000.

            7. Универсум. Информация. Общество. М., 2001.

            8. Как далеко до завтрашнего дня… Свободные размышления, 1917—1993. (Приложение: Воспоминания о Н.Н.Моисееве).М., 2002.

            Как видим, эти книги появились в последнее десятилетие жизни их автора. Между тем толчком к его размышлениям об универсально-эволюционном мировоззрении послужила дискуссия, которая произошла на совещании в одном из клязьминских пансионатов не то в 1967, не то в 1968 г.На этом совещании обсуждались проблемы, связанные с введением информационных технологий в управление советской экономикой. Первую скрипку на нём играл Виктор Михайлович Глушков (1923-1982), с именем которого эти технологии и связывают (Малиновский Б.Н. В.М.Глушков –основоположник информационных технологий в Украине и бывшем СССР: http://www.icfcst.kiev.ua/MUSEUM/GL_HALL2/MAIN-337_5_r.html).

            «Мы хотели, – вспоминал Н.Н.Моисеев об этом совещании, – выработать общие принципы внедрения современных методов обработки информации в управление народным хозяйством, в политику, в военные дела. К сожалению,из этого совещания ничего не получилось, более того – мы все перессорились» (Моисеев Н.Н. Как далеко до завтрашнего дня… Свободные размышления, 1917—1993. М., 2002. С.253-254).

            Мы можем благословить эту ссору, поскольку с неё начались размышления одного из её участников об универсально-эволюционном миропонимании. «По существу, именно с этого момента, с этого обсуждения, на которое меня пригласил Виктор Михаилович Глушков, у меня началось формирование того миропонимания, которое я впоследствии назвал универсальным эволюционизмом,миропонимания, которое мне позволяло не только делать те или иные философские заключения, но и выводы чисто практического характера» (там же. С.254).

            В этой статье я вовсе не ставлю целью подробно описать то миропонимание, которое Н.Н.Моисеев назвал универсальным эволюционизмом. Это миропонимание ещё станет предметом монографических исследований. Цель моей статьи – определить важнейшие особенности теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева.

            Н.Н.Моисеев искал пути к новому мировоззрению. Он был убеждён, что в его основе должны лежать некоторые установки, которые смогут объединить всех людей, всё человечество – независимо от их индивидуальных особенностей. Он назвал эти установки мировоззренческими универсалиями.

            Н.Н.Моисеев писал: «У каждого человека, по большому счёту, есть собственное мировоззрение. Но все люди принадлежат к единому биологическому виду, и значит, для обеспечения стабильности рода человеческого необходимо должны быть некоторые универсалии, определяющие представления людей об окружающем мире и своих обязанностях по отношению к тому, что их окружает – по отношению к Природе и другим людям. Именно эти универсалии мне и хотелось бы называть миропониманием. Выработка миропонимания,формирование мировоззренческих универсалий, помогающих людям выживать в критических ситуациях, и утверждение их в сознании людей мне представляется в современных условиях важнейшей задачей цивилизации XXI века» (Моисеев Н.Н. О мировоззрении и миропонимании // Экология и жизнь,1999, № 4).

            В течение многих лет автор этих слов искал универсальные, общечеловеческие мировоззренческие установки, способные объединить всех людей как биологический вид. Этот поиск привёл его к универсальному эволюционизму. В этом нет ничего удивительного, поскольку в идеале универсальный эволюционизм лишён каких-либо индивидуально-личностных ограничений. Взор универсального эволюциониста обращён ко всему миру. В идеале этот взор должен быть общечеловеческим. Это взор человека как представителя рода человеческого.

            Общечеловеческая направленность составляет важнейшую особенность теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева.

            Между тем любой человек индивидуален: он живёт в особом месте, в особое время, в особой стране и т.д. Может ли он освободить себя от индивидуально-личностных особенностей до такой степени,чтобы стать «общечеловеком»? Я убеждён, что нет. Однако Н.Н.Моисеев пытался найти путь к общечеловеческому мировоззрению. Им и оказался универсальный эволюционизм.Только он способен сплотить всё человечество в единое целое.

            Встал вопрос об описании мировоззрения, о котором идёт речь. Нужно было найти исследовательский аппарат, который позволил бы описать универсально-эволюционный взгляд на мир. Этот аппарат Н.Н.Моисеев нашёл в дарвинизме, в дарвиновской триаде изменчивость– наследственность – отбор. Эту триаду он и расценивал как «первые и основные понятия теории универсального эволюционизма» (Моисеев Н.Н. Современный рационализм. М., 1995. С.72).

            «Вселенная, – писал Н.Н.Моисеев, – непрерывно эволюционирующий объект (так же как и любые его составляющие). Но внутренние стимулы и возможности развития Вселенной, определяющие процессы самоорганизации,ограничены определёнными рамками, если угодно – берегами допустимых каналов.Изменчивость (стохастичность), влияние прошлого на настоящее и будущее(наследственность) и берега канала допустимого изменения (принципы отбора) – первые и основные понятия теории универсального эволюционизма (курсив мой. – В.Д.), без которых нельзя объяснить ни один процесс развития,происходящий в нашем Мире» (Моисеев Н.Н.Современный рационализм. М., 1995. С.72).

            В дарвиновской триаде Н.Н.Моисеев увидел возможность найти то общее, что объединяет все этажи мироздания. С моей точки зрения, мироздание состоит из четырёх этажей – неживой материи, живого вещества, психики и культуры. А что мы видим у Н.Н.Моисеева?

            Вслед за Ф.Энгельсом и В.И.Вернадским он выделял только три этажа («уровня») у мироздания: «Я попробовал нарисовать некоторую достаточно общую схему процессов самоорганизации, в общих чертах справедливую для всех трёх уровней организации материального мира – неживой материи, живого вещества и общества (замечу, что в такой весьма условной классификации я следую Энгельсу и Вернадскому)» (Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. М., 1998. С.72).

            Напрашивается вопрос: почему идеальный мир нужно втискивать в материальный? Почему за бортом данного представления о мире осталась психика? Почему Н.Н.Моисеев не последовал здесь за П.Теяром де Шарденом, который выделял психику в особый этаж мироздания и которого он весьма заслуженно почитал? Н.Н.Моисеев много писал о Разуме. А что такое разум, если не часть психики? Кроме того, термин обществовесьма расплывчат.

            Вот почему я позволю себе превратить трёхэтажное мироздание Ф.Энгельса – В.И.Вернадского – Н.Н.Моисеева в четырёхэтажное, как я это делаю уже много лет (см. мои книги: 1. Эволюция в духовной культуре: свет Прометея (в соавторстве с Л.В.Даниленко). М., 2012. 2. Инволюция в духовной культуре: ящик Пандоры. М.,2012. 3. Смысл жизни. М.: Флинта: Наука, 2012). Это четырёхэтажное мироздание состоит из физиосферы, биосферы, психики и культуры. В каждом из них протекает своя эволюция – физическая (физиогенез), биотическая (биогенез), психическая(психогенез) и культурная (культурогенез).

           

ФИЗИОГЕНЕЗ→ ФИЗИОСФЕРА

 

            Если читатель ждёт от мировоззренческих книг Н.Н.Моисеева онтологической конкретики, он будет обманут в своих ожиданиях.Воссоздание онтологической картины мира не входило в сверхзадачу их автора. Он видел эту цель в другом – указать методологический (гносеологический) путь к построению такой картины мира. Вот почему те или иные факты, которыми он оперируют, нужны ему постольку, поскольку они необходимы для выведения тех или иных методологических установок.

            Методологизм составляет важнейшую особенность теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева в целом и той её части, где речь идёт о картине физической природы.

            По своему базовому образованию Н.Н.Моисеев был физиком и математиком. В 1941 г. он окончил механико-математический факультет МГУ. Но путь к универсальному эволюционизму привёл его к биологии.Интересом к ней он был обязан в первую очередь Н.В.Тимофееву-Ресовскому, который направил его к работам В.И.Вернадского. Об этом он подробно написал в своей мемуарной книге «Как далеко до завтрашнего дня… Свободные размышления,1917—1993». От учений В.И.Вернадского о живом веществе и ноосфере, наконец, он перешёл к Ч.Дарвину. Со временем он стал рассматривать его триаду изменчивость,наследственность, отбор как «первые и основные понятия универсального эволюционизма». Они составляют краеугольные камни его теории универсального эволюционизма.

            Дарвиноцентризм (биоцентризм) составляет важнейшую особенность теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева.

            Так, под биологическую категорию отбора(«принципов отбора») он подводил законы, действующие в физической природе. Он писал: «Выше я уже обсуждал основные принципы отбора, среди которых я особенно выделял законы сохранения (или симметрии),частным случаем которых являются законы классической механики Ньютона, закон сохранения энергии и массы и т.д. К числу таких фундаментальных принципов отбора относится и второй закон термодинамики» (Моисеев Н.Н. Современный рационализм. М., 1995. С.87).

 

БИОГЕНЕЗ→ БИОСФЕРА

 

            Дарвиноцентризм(биоцентризм) составляет главную особенность теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева. В мемуарной книге её автора есть параграф «Моя картина мира». Эту картину мира он начинает описывать не с физиосферы, а сразу с биосферы. «Изучая биосферу, –читаем в первом абзаце этого параграфа, – её эволюцию как нечто единое и целое(или, как сейчас принято говорить, как систему), я невольно вынужден был нарисовать для себя некую “картину мира”, поместив в неё и биосферу, и человека» (Как далеко до завтрашнего дня… Свободные размышления, 1917—1993. М., 2002. С.219).

            Мироздание в только что обрисованной картине мира имеет, как видим, даже не три, а только два этажа. При этом первому из них придаётся роль методологической доминанты. Остановимся на этом подробнее.

            Применение дарвиновских категорий к рассмотрению любого вида эволюции – не только биогенеза, но также физиогенеза,психогенеза и культурогенеза – имеет бесспорную эвристическую ценность.Использование этих категорий за пределами биологии идёт вовсе не от Н.Н.Моисеева, а от учёных, бывших современниками Ч.Дарвина. Широко их использовала во второй половине XIX в., в частности, эволюционная школа в культурологии.

            К эволюционной школе в культурологии второй половины XIX в. относят целую плеяду замечательных учёных –Ю.Липперта, Э.Тейлора, Л.Моргана и мн.др. Все они восприняли эволюционный дух своей эпохи, во многом обязанный своим существованием книге Ч. Дарвина «Происхождение видов путём естественного отбора, или сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь» (1859). Они перенесли дарвиновский эволюционизм на историю культуры.

            О масштабности культурологических исследований, проделанных эволюционистами в это время, можно судить хотя бы по перечню книг, написанных французским историком Шарлем Летурно (1831-1902). Вот лишь некоторые книги из этого перечня: «Эволюция морали» (1884), «Эволюция брака и семьи» (1888), «Эволюция собственности» (1889), «Политическая эволюция»(1890), «Юридическая эволюция у различных человеческих рас» (1891),«Религиозная эволюция» (1892), «Эволюция рабства» (1897) и др. К сожалению,Ш.Летурно не обладал системным мышлением. Вот почему его «эволюции»изображаются совершенно изолированно друг от друга. Его картина культуры, таким образом, рассыпается на отдельные фрагменты, не связанные между собою в единую систему. Понятие культуры у него не выступает в качестве связующего,системообразующего звена при описании истории культуры, хотя он и оперировал им.

            Роль системообразующего звена в теории Н.Н.Моисеева играет синергетическое понятие самоорганизации. Оно позволяет видеть во всём мире целостную эволюционирующую систему. «Всё, что происходит вокруг нас, – указывал автор этой теории, – мы можем считать процессом самоорганизации, т.е. процессом, идущим за счёт внутренних стимулов, не требующих вмешательства внешних факторов, не принадлежащих системе» (Моисеев Н.Н. Расставание с простотой.М., 1998. С.62).

            Синергетизм составляет важнейшую особенность теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева. Недаром её автор рассматривал термины самоорганизация и универсальный эволюционизм как синонимы. Он писал: «…термины самоорганизация и универсальный эволюционизм мне представляются синонимами… Я их буду отождествлять» (там же. С.63).

            Дарвиновскую триаду Н.Н.Моисеев вписывал в самоорганизацию вселенной в качестве её организующего начала. Он писал: «Для описания основ самого процесса самоорганизации удобно использовать язык дарвиновской триады: изменчивость,наследственность, отбор, придав каждому из этих понятий широкий смысл» (там же).

            Термин самоорганизация сродни термину Э.Ласло холизм (целостность, единство, связность). Холистическую роль у Н.Н.Моисеева играет понятие коэволюции.Он обычно употреблял этот термин для указания на возможность гармонического сочетания двух видов эволюции – в природе и в обществе. Он писал: «Обеспечение коэволюции, совместного гармоничного развития Природы и Общества, и есть центральная проблема теория развития ноосферы» (Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. М., 1990. С.307).

            Между тем термину коэволюция вполне резонно придать более широкое значение. Его можно использовать для обозначения взаимной зависимости и взаимодействия, – одним словом, соразвития, всех частей универсума – физиосферы, биосферы, психики и культуры.

            Развитие терминологии – признак прогресса в науке. Применение дарвиновских терминов в широком смысле способствует развитию универсального эволюционизма.

            Дарвинисты с давних пор говорят о вырождении в живой природе. Психологи вслед за ними стали говорить о вырождении в психике. Вполне оправданно говорить и о вырождении в культуре (в особенности– в современной). Н.Н.Моисеев в подобных случаях часто пользовался термином деградация. Термин инволюция мне кажется более удачным, поскольку он – очевидный антоним термину эволюция.

            В своей замечательной книге о Н.Н.Моисееве И.И.Ларин писал: «Моисеев рассматривал дарвинизм не только как учение, объясняющее процесс эволюции живых организмов. Он распространял его основные положения на широкий класс явлений. Такой подход не бесспорен» (Ларин И.И. Он учил беречь Землю. М.,2002. С.157).

            И.И.Ларин прав: такой подход не бесспорен,если он начинает абсолютизироваться, но ничего подобного мы не видим в теории Н.Н.Моисеева. Однако следует усвоить: нам не удастся обнаружить в ней самое главное, если мы не сумеем рассмотреть в ней организующую роль дарвиновской триады. Она составляет её методологическую доминанту.

            Дарвинизм выступает в теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева как её катализатор. Её автора не столько интересовали какие-либо детали биогенеза, сколько категориальный аппарат дарвиновского учения. Но на этом дело в его книгах не заканчивается. Эволюция живой природы предстаёт в ней как образец для истолкования всех других ступеней эволюции.

            Для методологической характеристики теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева можно использовать и другую метафору:дарвинизм – это дрожжи этой теории. Эти дрожжи дают возможность продолжать ей расти. Но это может произойти при одном условии: если мы будем читать Н.Н.Моисеева, вникать в глубокий смысл его книг, выявлять как их достоинства,так и недостатки, не будем догматизировать его идеи и, обогащённые, идти дальше– к более совершенной концепции универсального эволюционизма.

           

ПСИХОГЕНЕЗ→ ПСИХИКА

 

            В качестве главной психологической категории у Н.Н.Моисеева выступает разум. Но разум – результат предшествующего психогенеза. Как объяснял предпосылки появления разума у человека Н.Н.Моисеев? С помощью дарвиновской триады.

            Антропогенез Н.Н.Моисеев называл«восхождением к Разуму» (Моисеев Н.Н.Судьба цивилизации. Путь разума. М., 2000. С.7). Как и К.Лоренц, он считал, что в борьбе за существование побеждает не только наиболее приспособленный,но и самый умный. Природа, в которой жили наши предки – австралопитеки – 3-4млн. лет тому назад, поставила их в такие условия, что без развития умственных способностей они не сумели бы выжить. Благодаря этим способностям, они не только сумели выжить в условиях резкого похолодания и иссушения климата в Африке около 3,5 млн. лет тому назад, но и пережить других человекообразных обезьян. Естественный отбор среди разных видов таких обезьян осуществился в пользу наших предков.

            Успешной умственной эволюции, считал Н.Н.Моисеев, обязаны своим выживанием и разные виды первых людей, среди которых он называет, кроме наших непосредственных прародителей – кроманьонцев,питекантропов, синатропов и неадертальцев (там же. С.28). Выжили только кроманьонцы. Своей победой во внутривидовой борьбе и они, надо думать, обязаны в первую очередь своему умственному превосходству над другими человеческими видами. У Н.Н.Моисеева читаем: «По-видимому, около ста тысяч лет тому назад среди них выделился и наш непосредственный предок – кроманьонец. Этот процесс сопровождался развитием нервной системы и мозга…» (там же).

            Благодаря, с одной стороны, наследственной передаче своих умственных способностей и всё более и более успешному их развитию, а с другой стороны, благодаря всё убыстряющемуся культурогенезу кроманьонцы совершили стотысячелетний путь к современной культуре.

            Эволюция разума (ноосферогенез) и эволюция культуры (культурогенез) должны рассматриваться как совместная эволюция –коэволюция. Происходила коэволюция разума и культуры. Ноосферогенез способствовал культурогенезу, а культурогенез – ноосферогенезу.

           

КУЛЬТУРОГЕНЕЗ→ КУЛЬТУРА

 

            Вся культура – как материальная, так и духовная – держится на отборе. Только в данном случае целесообразнее говорить об искусственном отборе, а не естественном, поскольку культурные ценности отбираются людьми сознательно. Эти ценности передаются от одного поколения к другому, т.е. наследуются. Но они не только сохраняются в первоначальном виде, но со временем и изменяются. Таким образом, к культуре и её эволюции вполне приложима дарвиновская триада отбор, наследственность и изменчивость.

           

Религия

 

            Нет нужды много говорить о том, что в религиозной истории той или иной страны происходит свой отбор. Достаточно напомнить, что христианская религия была внедрена в огромное число стран насильственно. Её выбирали для них их властители и заменяли ею их исконную религию. Они находили её более выгодной для себя, чем религия родная.

            Христианская религия передавалась по наследству от одного поколения к другому в течение двух тысяч лет. Пережив за это время тысячи и тысячи метаморфоз, она и до сих пор остаётся камнем преткновения для тысяч и тысяч людей на их пути к атеизму. И до сих пор они не могут освободиться от её дурмана.

            К сожалению, Н.Н.Моисеев, несмотря на свои атеистические убеждения, занял по отношению к религии толерантную позицию. Он писал: «Каждый человек решает его (вопрос о вере в Бога. – В.Д.) самостоятельно» (Моисеев Н.Н. Как далеко до завтрашнего дня… Свободные размышления,1917—1993. М., 2002. С.216).

            Более того, в главе «О Боге, философии и науке» он написал: «Итак, я совершенно убеждён, что наука вполне совместима с религиозными убеждениями, а тем более – с религиозным чувством. Они никак не противоречат друг другу» (там же. С.218). Комментарии излишни.

           

Наука

 

            Современником Н.Н.Моисеева был американский науковед Стивен Тулмин (1922-1997). Эволюцию науки он уподобил эволюции живой природы. Во-первых, как популяции, так и теории, с его точки зрения, подвержены эволюционным изменениям; во-вторых, как в живой природе, так и в науке действует «естественный отбор», т.е. побеждают теории, обладающие большей способностью к выживанию; в-третьих, как и в живой природе, «слабые» теории обречены на «вымирание»; в-четвёртых, выживают те теории, которые сумели лучше адаптироваться ко внешней среде, т.е. приспособиться к требованиям своего времени.

            К сожалению, привлекательные аналогии,которые С.Тулмин проводит между биотической эволюцией и научной, затемняют специфику научного знания. За этими аналогиями С.Тулмин забывает о самой главной особенности науки – в первую очередь она ищет истину, а не способы собственного выживания. По С.Тулмину в конечном счёте выходит, что в научной конкуренции побеждает та теория, которая лучше других приспособилась к среде обитания, а не та, которая в большей мере приблизилась к истине.

            Н.Н.Моисееву удалось избежать в своих работах вульгарного биологизма. Вслед за П.Тейяром де Шарденом и В.И.Вернадским он считал науку главной силой, приближающей эпоху ноосферы (сферы разума). В книге«Человек и ноосфера» (М., 1990. С.25) он даёт свою интерпретацию этой эпохи:«Таким образом, переход биосферы в её новое состояние, которое мы теперь называем ноосферой, то есть вступление человечества в новую эру своего развития, в эпоху ноосферы, обеспечение коэволюции человека и биосферы не могут произойти автоматически. Это будет мучительный и небыстрый процесс выработки новых принципов согласования своих действий и нового поведения людей. Другими словами, новой нравственности. Это означает, что переход в эпоху ноосферы потребует коренной перестройки всего нашего бытия, смену стандартов и идеалов».Мы видим, таким образом, что эпоха ноосферы превращается у Н.Н.Моисеева в эпоху ноосферы и коэволюции.

           

Искусство

 

            В области искусства, может быть, больше, чем где-либо, необходим отбор. Этот отбор должен быть направлен на отделение произведений подлинного искусства от подделок под него. Такой отбор осуществлял на протяжении всей своей жизни Н.Н.Моисеев. Ещё в детстве с феноменальной лёгкостью он запоминал стихи А.С.Пушкина, Ф.И.Тютчева,А.Н.Толстого и С.А.Есенина, но В.В.Маяковский и О.Э.Мандельштам «не пошли». А вот что писал он на старости лет: «Уже совсем недавно, когда Бродский получил Нобелевскую премию, я попробовал читать то, что называлось его стихами. Но мне показалось,что всё это имеет малое отношение к русской культуре, к нашему духовному миру,и особенно к поэзии, хотя и написано по-русски» (Моисеев Н.Н. Как далеко до завтрашнего дня… Свободные размышления, 1917—1993. М., 2002. С.39).

            Между прочим, в молодости Н.Н.Моисеев писал стихи. Об их достаточно высоком уровне можно судить, например, по таким строчкам:

            Москва, Москва – она всё та же:

            Метро, трамваи и дела.

            И человек в ажиотаже

            Спешит до вечера с утра.

            Покой арбатских переулков,

            Их милый и уютный сон,

            И площадей широких, гулких,

            И улиц бешеный кордон

            Вокруг старинного Кремля –

            Родная, милая земля.

            Нравственность

            В книге Н.Н.Моисеева «Быть или не быть… человечеству?» (М., 1999. С.189) читаем:«Нравственность (т.е. следование нравам), регламентирующая во многом жизнедеятельность и поведение людей, возникла, вероятнее всего, из совокупности запретов, появившихся на одном из достаточно ранних этапов истории становления Общества».

            Запрет НЕ УБИЙ Н.Н.Моисеев считал главным.Вместе с институтом УЧИТЕЛЬ он сыграл поворотную роль в изменении былых нравственных стандартов. По поводу такой замены он писал: «Замена стандартов поведения, определяемых биосоциальными законами, нормами человеческой нравственности имела принципиальное значение. Возникновение нравственности я рассматриваю как нечто больше, чем просто перелом в истории человечества. Подобно появлению Разума, сознательное принятие принципов нравственности как необходимых границ поведения членов Общества изменило весь ход эволюционного процесса на нашей планете» (там же. С.190).

            В1983 г. в журнале «Амбио» американский астрофизик Карл Саган высказал гипотезу о том, что крупномасштабная ядерная война, если она разразится, приведёт нашу планету к ядерной зиме. Летом этого же года под руководством Н.Н.Моисеева в Вычислительном Центре Академии наук СССР, где он работал в качестве заместителя директора с 1958 по 1986 г., была проведена компьютерная проверка этой гипотезы. Вывод этой проверки оказался ужасающим: ядерная зима уничтожит человечество как биологический вид.

            Н.Н.Моисеев писал в связи с этим: «…наука в принципе способна установить такую систему запретов, соблюдение которых гарантировало бы необходимые условия для дальнейшего развития человечества. Но возник вопрос, сможет ли человечество смириться с теми ограничениями, которые рекомендовала бы наука. Хватит ли у человечества силы воли преодолеть генетический атавизм и принять новую нравственность, необходимую для того,чтобы сохранить этот биологический вид на Земле?» (там же. С.8).

            Новая нравственность необходима современным людям в первую очередь по отношению к природе. Ей грозит экологическая катастрофа. В течение многих лет Н.Н.Моисеев неутомимо боролся с её приближением. Он это делал не только в своих книгах и статьях, но и в качестве президента Международного независимого эколого-политологического университета,президента Российского экологического движения «Зелёный крест», президента российского национального комитета содействия Программе ООН по охране окружающей среды и главного редактора журнала «Экология и жизнь».

            Экологизм составляет важнейшую особенность теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева.

            Чтобы избежать экологической катастрофы, по мнению Н.Н.Моисеева, необходимо выработать СТРАТЕГИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. Она должна обеспечить коэволюцию человека и окружающей среды.«Может быть, вся история человеческих знаний, всё развитие нашей общей культуры были всего лишь подготовительным этапом для решения этой задачи, от успеха в решении которой зависит сохранение в биосфере биологического вида Homo sapiens» (там же. С.66.67).

           

Политика

 

            Отношение к той форме социализма, которая существовала в СССР, не могло не быть у Н.Н.Моисеева некритическим. В 1928 г. был арестован и вскоре расстрелян отчим его матери – Н.К. фон Мекк. В 1929 г. по делу промпартии был арестован его отец. В конце следующего года он скоропостижно скончался от сердечного приступа в больнице Бутырской тюрьмы. На его сына был навешен ярлык родственника врага народа. По этой причине он не был принят в комсомол в студенческие годы. Более того, только во время войны он избавился от комплекса общественного изгоя. Но в начале 1950 г. над ним самим нависла угроза репрессий в связи с арестом его мачехи (его родная мать умерла вскоре после родов его младшего брата ещё в 1921 г.). Он сбежал от собственного ареста в Ростов, где с первой женой он провёл пять счастливых лет, работая в качестве доцента кафедры теоретической механики Ростовского университета.

            Свои мировоззренческие книги Н.Н.Моисеев писал в 90-е годы. На дворе бушевал бандитский капитализм. В 1999 г. Н.Н.Моисеев ответил на него книгой«Размышления о современной политологии». Пафос этой книги – гуманизм.

            Гуманизм составляет важнейшую особенность теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева.

            К вопросу о государственной власти учёный подходил с гуманистической точки зрения. Эта власть должна служить народу. «Идеальная власть, – писал Н.Н.Моисеев, – принимает на себя ответственность за судьбы народа, за судьбы отдельных групп или наций в целом, стремясь обеспечить благополучие» (Моисеев Н.Н. Размышление о современной политологии.Политические науки: новые проблемы. М., 1999. С.17).

            Что же принесла нам теперешняя власть? «Культ абсолютного индивидуализма,чистогана, максимальной прибыли, какофонии вместо музыки, крутых детективов вместо произведений классиков, культ наркотиков, секса… Это развитие той формы свободного предпринимательства, которая связана с принципом “laissez faire” – “не мешайте деньгам делать деньги”» (Моисеев Н.Н. Универсум. Информация. Общество. М.,2001. С.20).

            Н.Н.Моисеев верил в возможность построения рационального общественного порядка. Он назвал его экологическим социализмом. «И вот в утверждении такого порядка, – пишет он в последнем абзаце своей последней книги, изданной уже после смерти её автора, – решающую роль должны сыграть гражданское общество и гуманизм, который, как это не странным может показаться читателю, тоже генетически присущ человеку. Ведь то, что принято называть “социалистической идеей”, во всех религиях, у всех народов ассоциируется с понятием “добро”» (там же. С.183).

           

Язык

 

            Язык Н.Н.Моисеев рассматривал в качестве могучего средства очеловечения. В книге «Судьба цивилизации. Путь разума» (М., 2000. С.30-31) он сравнивает мозг осьминога с мозгом человека. По своему объёму первый намного больше второго.Почему же осьминоги не создали цивилизации? Потому что у них нет такого же совершенного средства общения, какое сумели создать люди.

            Н.Н.Моисеев мечтал о единении людей науки.Чтобы его приблизить, необходимо создать единый язык. В качестве ключевых слов в этом языке он рассматривал слова изменчивость,наследственность, отбор. Он писал:«В качестве таких ключевых слов, которые могут быть использованы для описания общих свойств основных механизмов развития и неживых материальных структур, и живого вещества, и организации общественной жизни, я предлагаю использовать дарвиновскую триаду: изменчивость,наследственность, отбор. Эти слова в моей интерпретации должны нести,разумеется, более широкий смысл, чем тот, который им придавался в эволюционной теории» (Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. М.,1990. С.36).

           

***

 

            Итак, в качестве важнейших особенностей теории универсального эволюционизма Н.Н.Моисеева следует назвать дарвиноцентризм (биоцентризм), общечеловеческую направленность, методологизм,синергетизм, экологизм игуманизм.

            Теория Н.Н.Моисеева открыта для дальнейшего развития. Как её автор положил в её основу дарвиновскую триаду,назвав её составляющие изменчивость, наследственность, отбор «первыми и основными понятиями универсального эволюционизма», так и его потомки могут рассматривать его собственную теорию в качестве основы для дальнейшего развития универсального эволюционизма. Именно в этом и состояла заветная цель её автора.

            Никита Николаевич Моисеев – вот пример настоящего учёного, настоящего Учителя. На восьмом десятке своей уходящей жизни он подарил нам целый букет книг по актуальнейшей для нашего времени проблеме –проблеме поиска всё более и более утрачиваемого научного мировоззрения. Таким мировоззрением может служить лишь универсальный эволюционизм.

           

Post scriptum

 

            В дарвиновском подходе к описанию мировой эволюции заложен глубокий эвристический смысл. Попробуем это увидеть на приложении дарвиновской триады отбор, наследственность, изменчивость к анализу того представления о мироздании, которое фигурирует в моих книгах уже много лет. Это представление изображает его четырёхэтажным.

            В результате отбора тех или иных свойств у любого эволюционирующего объекта(физического, биотического и т.д.) имеется, выражаясь языком Н.Н.Моисеева, два«берега канала» для его дальнейшего развития:

            1) переход в более сложную форму своего существования без изменения качества. Физическая природа, например,эволюционирует из менее сложного состояния в более сложное, но при этом остаётся физической, неорганической, косной, как и раньше. То же самое касается любой другой части мира – живой природы, психики или культуры. В этом случае мы имеем дело с наследственностью. Она сохраняет у эволюционирующего объекта прежнее качество. Следовательно, в случае с наследственностью мы имеем дело с внутренней эволюцией каждой из частей мира.

            2) переход в иное качество. Часть физической природы эволюционирует (мутирует) в живую. Некоторые из живых организмов приобретают психическую способность. Успешная психическая эволюция наших животных предков позволила им вступить на путь антропогенеза (гоминизации, культурогенеза). В этом случае мы имеем дело с изменчивостью. Она связана с переходом того или иного объекта из одного качества (например, физического) в другое качество (живое). Следовательно, в случае с изменчивостью мы имеем дело с внешней эволюцией каждой из частей мира, с переходом одного эволюционного звена в другое: физиогенеза – в биогенез, биогенеза – в психогенез, психогенеза – в культурогенез. Каждый из этих трёх переходов – узловой пункт в мировой эволюции.